Все новости
Общество 
4 Июня 2019, 12:18

Не забыть никогда

4 июня Россия с горечью и печалью отметит тридцатилетие крупнейшей на ее территории и самой страшной железнодорожной катастрофы, которая произошла в воскресенье в 1.15 по уфимскому времени на перегоне «Аша - Улу-Теляк». Мощный взрыв, образовавшийся в результате аварии на проходившем рядом трубопроводе, произошел в момент встречного прохождения двух пассажирских поездов: № 211 «Новосибирск - Адлер» и № 212 «Адлер - Новосибирск». По официальным данным, тогда погибли 575 человек, 181 из них дети, ранены более шестисот.


Старший врач Психотерапевтического центра Министерства здравоохранения РБ Гузель Юсупова:

- 4 июня 1989 года я запомнила как один из самых страшных дней моей жизни. В то время я была клиническим ординатором на кафедре анестезиологии и реаниматологии 21-й больницы, которая была открыта всего-то пять лет назад.


Мне позвонили из больницы - всех, кого можно, отзывали из отпусков. Те коллеги, которые уже вернулись с места катастрофы, рассказывали потом, как видели искореженные полыхающие груды металла и живые факелы, бегающие по полю. Их первостепенная задача была поймать этих людей, находящихся в состоянии шока. Дезориентированные люди в отчаянии разбегались, убегали в лес. Их догоняли, накрывали одеялами. Люди, оказывается, горят синим цветом...

Первое, что я почувствовала, подходя к реанимации - страшный запах гари. Он долгие годы преследует меня ассоциацией кошмара тех дней. На пострадавших людей в реанимации было невозможно смотреть без слез. Я никогда не знала, что волосы, когда обгорают, превращаются в какой-то колтун, и было ощущение, что у всех этих больных на голове расплавленная пластмасса. А что было с лицами... Обгоревшие веки, обуглившиеся носы...

Везде стоял постоянный стон, ведь боль от ожогов - одна из самых сильных, а тут горело все тело... Не унималась дрожь в руках, особенно когда мы пинцетами старались из кожи вытащить вплавленные туда вещи, одежду, кусочки железа...

В битком набитых палатах реанимации были в основном дети и подростки. Это целый вагон, в котором ехали в пионерский лагерь Адлера дети. А когда начали прибывать их родители и родственники, то смотреть на них было невероятно трудно и страшно. От непосильного горя многие буквально сходили с ума...

Я считаю, что в таких ситуациях обязательно должно быть эмоциональное плечо. Это самое важное в период большой беды и общего горя, пишет «Молодежная газета».


***

Наша «электронная» читательница из Омска Л. З. Юмагужина едва избежала трагедии в Улу-Теляке. В то трагическое лето она приезжала в родное Каракулево с маленьким сыном, ему не было и трех лет. Проводили поминки по отцу, на которые она опоздала по стечению обстоятельств. Уезжала с тяжелым, полным досады сердцем.

В Уфе остановилась у брата, чтобы отдохнуть до поезда. Тот уговаривал остаться погостить еще хотя бы на денек. Люза Зияфовна вспоминает, что какая-то сила подняла ее с места, она все-таки направилась на ж/д вокзал. Это был привычный для ее семьи поезд «Адлер-Новосибирск». В ночь на 3 июня благополучно добрались до Омска, на вокзале встретил супруг. А следующим утром по телевизору услышала страшную новость…

- Я была так потрясена. Помню, как взяла на руки сына и долго плакала. До сих пор перед глазами кадры из того телесюжета... Искренне жаль всех пассажиров, особенно детей. Это событие мне не забыть никогда.