Все новости
Общество 
27 Февраля 2018, 13:04

Скажи мне мама!..

Говорят, что никакие деньги не помогут купить жизнь. Наверное, соглашусь. Только, к сожалению, осознает это человек лишь тогда, когда сам побывает на грани.

Говорят, что никакие деньги не помогут купить жизнь. Наверное, соглашусь. Только, к сожалению, осознает это человек лишь тогда, когда сам побывает на грани.
Мне за свою недолгую жизнь пришлось потерять несколько близких людей. И каждый раз посещала мысль, что же они чувствовали там, на краю? После родов находясь в больнице, из-за осложнений, нашла ответ на этот вопрос.
Родив ребенка, сразу попала в отделение хирургии. Никого не винила, даже физически было не так уж тяжело, потому что перед этим несколько дней в буквальном смысле сгорала от лихорадки.
В палате нас было пятеро. Женщины с разными судьбами и характерами, которые по воле случая попали в городскую больницу. Самая красивая – Галина. Модельная внешность, добрый характер. Дети каждый день приносили ей розы. Рак груди. Операция. Имплант. Не прижился. Несколько сотен тысяч впустую. Но Галина не унывала.
– Девчонки, - смеялась она, – да я на новый заработаю, главное, что болезнь отпустила.
Добрейшая, милая бабушка Шура. Слепая, жила одна, муж умер, дети разъехались. Диагноз – сахарный диабет. Она рассказывала, как работала воспитателем, как любила и продолжает любить жизнь. А по ночам ела пряники, удивляя наутро врачей повышенным сахаром. В итоге – загноение пятки, в будущем – ампутация ступни.
Больше всего ужасались за девушку-наркоманку. Как ее зовут, никто не знал. На нее было страшно смотреть. При росте 180 см вес около 40 кг. Откачивали гной из легких. А когда она кашляла, казалось, будто испускает дух. Если бы смерть была материальна, наверное, именно так бы и выглядела. Большие, черные впалые глаза, несколько сальных прядей волос и жуткий загробный голос, вопящий в ночи.
– Ну помогите же!..
Но больше всего угнетало, когда начинала причитать тетя Галя. Женщина лет шестидесяти перенесла ампутацию ноги из-за трофических язв. Ближе к вечеру, когда ее навещали близкие, она ревела и просила, чтобы ее выбросили с седьмого этажа, потому что «так жить она не может, не хочет и не будет». Через пару дней ее просьбы стали навязчивее, а крики громче. Это было невыносимо. Но однажды пришла новая санитарка и сказала:
– Хочешь умереть? Так ты доползи сначала до окна. Вот костыли. А орать незачем. Молча встань и иди.
После этих слов тетя Галя не заикалась о попытке суицида. А мы молчали до самого вечера, обдумывая сказанные слова.
За десять дней, проведенных в палате, я переосмыслила жизнь, свои ориентиры. Можно иметь сколько угодно денег – это тебя не спасет. Можно быть самым добрым, но болезни плевать, какой ты обаяшка. А знаете, что чувствуют те, кто на краю? Они просто хотят жить.
К. Анатольева.